Московский ПатриархатУкраинская Православная Церковь

Официальный сайт

Протоиерей Виталий Ворона

Насколько взрослые могут вмешиваться в жизнь ребёнка?

Работа Глена Тейлора

Работа Глена Тейлора

Отношения родителей и детей — вечная проблема. Все мы переживем о безопасности, благополучии и здоровье наших чад, но не всегда получается не перегибать палку в этих вопросах. Где заканчивается забота и начинается гиперопека? Когда здоровый контроль превращается в ограничение свободной воли? Может ли священник вмешиваться в вопросы воспитания? Допустимо ли отправлять ребёнка на исповедь, если он проявляет непослушание? О тонкостях воспитания поговорили с протоиереем Виталием Вороной, настоятелем храма Почаевской иконы Божией Матери г. Краматорска.

 

Не переусердствовать с опекой

Опека родителей — это нормально и необходимо. С неё начинается жизнь каждого человека, который, приходя в мир, не может сам ни есть, ни пить, ни передвигаться. Именно родители помогают ему осуществлять всё перечисленное. Однако по прошествии трёх-пяти лет старшим нужно более внимательно относиться к своей опеке и задумываться о разумности её уровня. В связи с этим мне вспоминаются ситуации из мира животных, когда мать может так сильно прижимать к себе детёныша, что тот умирает. Людям важно не совершить такую же ошибку в плане контроля своих детей.

После пяти лет надо быть внимательными и постоянно задумываться, насколько сильно мы вмешиваемся в жизнь ребёнка, позволяем ли ему совершать самостоятельные действия, даём ли право выбора — или исключительно сами решаем, чем ему играть, что читать, где гулять и с кем общаться. Мы, конечно же, можем оказывать консультативную помощь детям, но ни в коем случае не должны принимать решения за них и выполнять действия, которые они сами способны выполнить. Об этом много говорят психологи, и в плане воспитания эта тема глубоко раскрыта. Нас же она интересует в духовном плане.

 

Какова роль Церкви и священника в процессе воспитания?

Роль священника в процессе воспитания очень важна и положительна, потому что родители со стороны себя обычно не видят, и кто, как не священник, который знает семью, знает духовное состояние её членов, сможет вовремя заметить перекосы в плане опеки? Об этом немало говорят афонские старцы — например, преподобный Паисий Святогорец и преподобный Порфирий Кавсокаливит. Они предупреждают, что родители своей опекой могут в итоге изуродовать детей.

Исповедь не должна носить воспитательный характер. Исповедь — это помощь. Если мы замечаем, что ребёнок начинает страдать от угрызений совести, ему можно мягко предложить исповедаться. Если этого не делать, он никогда не поймёт, для чего это таинство нужно. Заставлять исповедоваться нельзя. У ребёнка сложится причинно-следственная связь: «Я сделал плохое — меня поставили в угол и отправили на исповедь». В такой ситуации можно считать, что мы закрыли перед ним двери храма и отняли инструмент, который мог бы наполнить его жизнь радостью, смыслом и светом, несмотря на все его ошибки.

 

Могут ли родители решать, с кем и как ребёнку общаться?

В этом вопросе я призываю придерживаться правила золотой середины. Полагаться полностью на решения ребёнка здесь нельзя, потому что он во многих вещах может не разбираться. К сожалению, окружающий мир не идеален и таит множество опасностей. Вряд ли мы найдём идеальных друзей для своих детей. Вместо этого лучше учить их терпимости, толерантности, неосуждению. А вот опасные знакомства надо стараться отсекать.

Сейчас многие дети очень зависимы от гаджетов — телефонов, планшетов, компьютеров. Если дать возможность, общение сведётся к тому, что они будут сидеть рядом, уткнувшись каждый в свой телефон. Думаю, в таких случаях вмешательство родителей не будет проявлением гиперопеки — особенно если они предложат детям альтернативу: возможность побегать, покататься на велосипедах или скейтах и так далее. Некоторые ограничения не влияют на свободу детей, но, наоборот, помогают её обрести. Я сам не раз был свидетелем того, как включается фантазия у детей, если оставить их без смартфонов.

Самое главное: в любой ситуации нужно искать компромиссы. Нельзя просто взять и всё однозначно запретить. От таких мер может быть только вред. Ребёнок может просто закрыться и в итоге найти крайне нежелательное окружение.

Конечно, если вы видите, что сын или дочь вошли в очень нехорошую компанию, нужно этому противостоять, но, во-первых, следует делать это обоснованно, во-вторых — предлагая альтернативу. Ведь если только запрещать, ребёнку будет казаться, что всё нельзя, и он сам найдёт то, что можно. Если вы с чем-то не согласны — предложите то, с чем согласны. Думаю, такой путь поможет найти общий язык с детьми.

 

Как понять, что перегибаешь палку?

Вот именно в этом случае очень ценно, когда вся семья ходит в храм. Дело в том, что родители не замечают, что проявляют гиперопеку, а вот со стороны это очень хорошо видно. Знаю это из собственного священнического опыта. Родители нередко спохватываются уже тогда, когда возникает серьёзная проблема — например, ребёнок открыто уходит в протест и не хочет диалога. Святые отцы учат, что в таких случаях нужно возложить свои надежды на Господа, усилить молитву и снять прессинг с ребёнка. Надо дать Богу возможность что-то изменить. Если идти этим путём, ребёнок сам заметит перемены и задумается. Конечно, путь не будет простым, хронические болезни быстро не лечатся, поэтому стоит запастись терпением и доверять Богу.

Среди верующих людей гиперконтроль — очень частая проблема. Мамы контролируют, сколько дети молятся, как часто исповедуются и ходят в храм — и не могут остановиться, даже когда те вырастают. Нам всем всегда нужно помнить: «Суббота для человека, а не человек для субботы» (Мк. 2:27). Да, повзрослевший ребёнок может отойти от Церкви, может перестать поститься или молиться, но если мы проявим терпение — придёт время, и он вспомнит и о постах, и молитве. Главное — это должно быть его решением, а не вашим. Поэтому нам нужно учиться отпускать детей, давать им свободу.

 

Как отпускать?

Пока дети живут в семье, там действуют те правила, которые вы установили. Если ребёнок хочет жить иначе — пусть подумает, как именно он может это осуществить. Родителям нужно в такой ситуации искать компромисс. Конечно, прежде всего следует, чтобы компромисс не нёс опасности для жизни и здоровья ребёнка. Если тот начал проявлять неподчинение — это маркер того, что родители проявляют гиперопеку и слишком давят на него. Нужно искать возможность договориться. Дети — это личности, важно уважать их выбор, их точку зрения. Если мы хотим что-то корректировать, то делать это нужно непременно с помощью диалога и аргументов. Если сын или дочь этих аргументов пока не понимают, надо отпустить ситуацию и дать возможность попытаться поступить так, как им хочется. Вам остаётся предупредить обо всех опасностях или сложных моментах их выбора — и дать возможность поступить по-своему. Нередко ошибки заставляют подростков осознать, что родители отговаривали их не просто так.

Воспитывать ребёнка — это как быть инструктором по вождению. Когда ситуация выходит из-под контроля, он вмешивается, но до того только следит и направляет. Если инструктор будет вести машину всё время, ученик ничему не научится.

Порой подрастающий ребёнок может проявлять непослушание или даже агрессию. Надо наблюдать: мы действительно где-то пережали — или это проявление взросления? А может, своеволие? Первого и последнего допускать не нужно. Что же касается подросткового кризиса, то он редко проходит незаметно, и здесь нужно проявлять терпение и понимание.

Беседовала Екатерина Щербакова

Цитата дня

«

Общество людей без веры в Бога и бессмертие души, — это почти стадо диких зверей, хотя и одаренных разумом.

»

Горловская и Славянская епархия. Все права защищены.

Rambler's Top100